Анютик
Добрая, умная, красивая... что ещё нужно для счастья?
Вот и закончилась жара. Когда погода стояла под 40 градусов не хотелось ничего. Все ходили и страдали. ждали похолодания. Дождались. Теперь все думают как бы + 35 вернуть обратно. Зато ушёл дым и вернулся чистый воздух.
В дни сильного смога казалось, что всё вокруг засохнет и задохнётся. Не тут то было! Воздух прояснился и оглядевшись вокруг, я поняла что всё выжило. Во первых выжили мухи и осы, от исчезновения которых я б нисколько не расстроилась, а даже наоборот, втайне на него надеялась. Во-вторых выжили голуби. Чем они эти дни дышали не понятно, но то что они выжили уже не плохо, вроде мирные твари, да и куча трупов голубей на нашей улице портила бы вид. В-третьих выжили дворовые собаки и кошки, подозреваю они отсиживались в магазинах с кондиционерами, куда так мечтала эти дни попасть я :) В-четвёртых дойдя до парка-леса поняла, что выжили белки... видимо запас орехов помог пережить время, когда никто не пополнял их кормушки. Вообще мир остался жив. Хотя и потерял красочность - листья облетели почти все, газонов как таковых, не осталось. даже клумбы не поражают яркими цветами.
Похолодало. Люди вспомнили про теплую одежду, поверили что будет зима и с ностальгией вспоминают +38. Подобный поворот событий я предвидела ещё тогда, потому сделала фотографию термометра за окном, показывающего жаркую погоду. Теперь иногда греюсь этой фотографией.
Полили дожди. Иркина любимая погода началась. Она, одев непромокаемый комбинезон и сапоги скачет по лужам, плюхается в них попой, поливается водой из самых глубоких ручьёв. Вроде уже и забыла как это - когда кроме трусиков ничего одеть не хотелось. Дети - великие приспособленцы, потому я в человечестве уверена. оно не погибнет - у него есть дети.
Ирка учится рисовать. Последние несколько дней её дико интересуют конструктор и карандаши - в ребёнке проснулось творчество. Нельзя сказать что оно раньше спало... так, дремало скорее, а сейчас в полную силу проявилось. Сегодня рисовала людей... маму, себя, бабушку, дедушку, тётю Надю.... все у неё рисовались одинаково - огромная голова с 6-8 глазами и носом из которой вниз торчат 8-10 ног и столько же рук. Причём у всех кого она рисовала... По её рисункам выходит что у нас семья осьминогов-мутантов разноцветных. Мама посмотрела внимательно и сказала "так ребёнок видит мир" ;-)
Обнаружила что многое интересное из жизни Ирки выпадает из памяти уже сейчас.... многое что я бы хотела узнать про свои первые годы и не помнит мама моя я ещё помню, но боюсь,что тоже забуду лет через тридцать.... надо бы записать что помню - получится позитивная книжка, может дочь мне лет через 30 спасибо скажет.

Глава первая.
Ирка и речь.
Говорить Ирка начала рано.
Первое слово "папа" сказала в 8 месяцев и мило улыбнулась беззубой улыбкой - первый зуб у неё прорезался только в 8 с половиной месяцев. К после этого были "мама", "баба","бутя" (бутылочка) и "питень" (печение). Далее ребёнок открыл для себя что не обязательно говорить всё, мама поймёт и так и Ирка стала произносить слова по первым (или не первым) слогам так в её обиходе появились "ка", "па", "та", "ба" и другие многозначные слова, значение которых распознавалось только в связи с моментом, в который они произносились. Таким нехитрым образом словарь Ириши к году составлял уже такое количество слов, что я и не бралась их сосчитать. Однако, те длинные слова, которые она научилась произносить так рано (то же "питень") из обихода исчезли. Ирка разумно рассудила что всё что можно сказать одним слогом, не стоит двух слогов. При желании она даже могла говорить предложениями. Развитие речи быстро совершенствовалось в двух направлениях - увеличения количества слогов в словах и количества слов в предложениях. В полтора года она вполне сносно говорила предложениями, и уже могла объяснить что ей нужно двумя-тремя сильно урезанными в произношении словами. Очень любила стихи, конечно сама она их не рассказывала (я подозреваю стеснялась и ленилась) но если читаешь стихи с ней вместе могла вставлять последнее или среднее слово в каждой строчке. В тот момент у нас был любимый аттракцион, демонстрировавшийся всем гостям - мы с Иришей читали её обожаемого Чуковского, в каждой сточке я замолкала с определённом месте и Ирка заканчивала строчку, правда все слова она произнести не могла, максимум два слога из каждого слова. Правда было одно слово, которое произносила целиком "Тараканище", но это видимо из-за любви к этому персонажу. К тому времени относится нежно хранимое в нашей семье её слово "гагибаб", что означает арбуз. "Гаги" - в понятии Иры были все ягоды, как ей и представили в начале арбуз. "Ба" означало мячик, на который арбуз был похож по виду и форме, а само слово Арбуз Ира смогла произнести как "баб"... потому когда ей задали вопрос "что это?" Ира и ответила "гагибаб" с тех пор арбуз стал называться гагибабом. В год и восемь месяцев я заметила что ребёнок правильно использует окончания и предлоги, верно выбирает времена глаголов и начинает активно использовать местоимения. Слова стала говорить полностью и ей так нравилось это, что болтала она без умолку.
К двум годам речь Иришки стала совсем похожей на нашу. Она великолепно использовала все речевые конструкции которые использовала я, могла верно выбрать окончание и сама составить новое слово из старого по аналогии. Сейчас в 2 года и три месяца мне больше всего нравятся её слова "подвигнись", что означает подвинься и "облачок" - единственное число от слова облачка.
Ещё раньше двух лет Ирка открыла для себя способ взаимодействия с миром "вопрос-ответ". Она упивалась процессом задавания вопросов, на которые знала ответы и её радовало что каждый раз на свой вопрос она получит тот ответ который хочет получить. Именно тогда меня убивали вопросы "мама, а что бабушка сейчас сказала?" "мама, а что делает дедушка?" "мама, а что тебе дала Надя?" при том что и бабушка и дедушка и Надя сидели в метре от неё, она всё прекрасно видела и слышала. Если я вдруг отвечала невпопад, Ира меня поправляла "Нет, бабушка сказала "ешь суп!" или"Нет, дедушка сидит на лавочке, а не стоит". Вопросы лились нескончаемой рекой, причём ребёнку абсолютно не смущало то что она по тридцатому разу подряд задаёт один и тот же вопрос и она очень злилась, когда я уже не могла ответить ей тридцать первый раз одно и то же.
Постепенно смысл задавания вопросов сместился. Её уже перестал радовать сам процесс контроля "я задаю вопрос мне отвечают что я хочу" и она начала использовать вопросы для удовлетворения любопытства. В полной мере этим искусством она ещё не овладела, но уже близка к этому.